Для родителей,
заинтересованных
в будущем
своих детей

Ключевые сферы


Решающая роль культуры в развитии личности ребенка

Убрать из избранного (0) Добавить в избранное (0) Опубликовано: 21 мая 2012 г., 17:14

Обсуждению положения культуры в современном обществе был посвящен один из круглых столов в Общественной палате Российской Федерации. «Отсутствие духовного измерения омертвляет душу, обесценивает и обессмысливает человеческую жизнь», - говорилось на нем, - Культура становится жертвой расчетов и прогнозов аналитиков, подстраивается для получения нужного результата, управляемой реакции, становится инструментом манипулирования обществом...». Культура, будучи генетическим программным социокодом цивилизации, определяет, помимо прочего, также и функционирование защитной системы государственного организма, отторгающей все, что чужеродно, все, что опасно и ведет к его разрушению.

Поэтому в отсутствии целенаправленной государственной политики в сфере культуры, воспитания молодого поколения, общество теряет устойчивость воспроизводства традиционных духовно-нравственных ценностей, что ведет к разрушению и личностной самоидентификации её граждан, особенно молодых. Здесь следует напомнить, что в детстве происходит освоение языка, норм и ценностей культуры. Уже на дошкольном этапе своего развития ребенок впитывает в себя культуру, наблюдая за ней. А взрослые, применяя систему наказаний и поощрений, ограничивают его право выбора и оценки. В культурной среде происходит становление личности, которая развивается, а затем, передает свою культуру последующему поколению. Культура оказывает глубокое влияние на поведение, определяя социализацию детей.

Разумеется, на физический, интеллектуальный, эмоциональный и социальный рост индивида культура, в которой он развивается и живет, влияет в разной степени. Есть множество свидетельств того, что рефлексы новорожденного не зависят от культуры и формы организации общества. Не зависит от культуры и способность детей на ранних стадиях младенчества имитировать поведение своих родителей. Новорожденные в США, Швейцарии, Непале и других странах в ответ на мимику взрослых двигают головой, открывают и закрывают рот, высовывают язык, подражают движениям пальцев.

Однако в чуть старшем возрасте на моторное развитие ребенка культура оказывает свое влияние. Исследователями обнаружено немало культурных обычаев, ускоряющих (или замедляющих) моторное развитие детей. Известен обычай индейцев юрок стимулировать раннее ползание младенца: с рождения ноги малыша в колыбели остаются открытыми, а, начиная с двенадцатого дня жизни, бабушка их массирует. Младенцы из некоторых африканских племен раньше, чем их ровесники из других культур (на срок до пяти недель), самостоятельно принимают сидячую позу, чему способствуют специальные упражнения, проделываемые взрослыми.

Культура влияет и на эмоциональное развитие ребенка. Многие современные исследователи пришли к выводу, что в тех культурах, где преобладает любовь к ребенку, когда он растет в доброжелательной обстановке формируется личность добродушного, кроткого и восприимчивого взрослого. Необходимость учета влияния культуры совершенно очевидна и при изучении интеллектуального развития ребенка. Например, в исследованиях американских ученых, проведенном в разных культурах, половина канадских эскимосов решала задачу на пространственные навыки в возрасте 7 лет, половина австралийских аборигенов племени аранда в 9 лет. Напротив, при решении задачи на сохранение объема жидкости в сосудах результаты кардинальным образом изменились. Половина африканских детей решила эту задачу в 8 лет, половина эскимосов в 9 лет. Полученные данные свидетельствуют о связи между значимыми с точки зрения той или иной культуры бытовыми условиями и познавательными навыками ее членов. Именно навыки, используемые детьми из разных культур в повседневной жизни, повлияли на то, в каком возрасте они начинали использовать конкретные операции при решении задач разного типа.

Итак, повторим, что культура играет решающую роль в развитии личности ребенка. Культурная среда формирует мировоззрение, интеллект, физическое, нравственное и духовное развитие. Ребенок учится быть членом общества, благодаря любви он идентифицирует себя с членами своей группы и, таким образом, готовится принять правила поведения и законы своего сообщества.

И надо заметить, что советская педагогика в полной мере учитывала эту связь культуры и ребенка. Но прошло 20 лет. И сегодня мы стали меньше об этом думать. Остается только констатировать практически отсутствие системы развития творческих способностей детей в раннем возрасте. А именно в этом возрасте закладывается смысловое пространство ценностей, особенностей поведения, языка, творчество. Кроме того, ошибочно думать, что это важно только для ребенка. Не менее важно это для развития самой культуры в плане ее обогащения и развития. Недооценка этого факта приводит к тому, что государство со сменой поколений теряет свою идентичность. Напомню вам только некоторые факторы, влияющие на процесс извне сегодня и требующие нашего реагирования.

Современный ребенок развивается в условиях сенсорных экранов. Исчезает интерес к печатному слову. Ширятся зоны детского общения, неконтролируемые взрослыми (интернет-среда), исчез механизм контроля за масс-медиа. При этом, у ребенка никто не формирует образ будущего, кроме доминирующих на нашем экране картин западного толка и ТВ-передач, транслирующих образ потребителей, озабоченных при этом отношениями полов.

Не надо забывать, что все это происходит на фоне трех кризисов: демографического, который демонстрирует обновление «лица» наших крупных городов за счет миграционных потоков; экономического, который выдвигает на первый план совершенно иные подходы к обучению и воспитанию молодого поколения; кризиса семьи. Хочу отметить, что Общественная программа «Детство», реализуемая фондом «Мое поколение» не только обозначает эти явления, как «значительно влияющие», но и обращает внимание на возможные сценарии развития в результате их игнорирования или противодействия им.

В нашей статистике сегодня нет исследования на тему влияния активных медиаресурсов на детское сознание. Хотя в западных странах такое исследование прошло еще в середине 50-х прошлого века. В 1950-х годах Хилде Химмелвейт (Hilde Himmelweit) и ее коллеги из Лондонской школы экономики и политических наук (LSE) предложили изучить влияние телевидения (в то время еще нового технического новшества) на жизнь британских детей. Хотя результаты ее работы показали слабое и спорное влияние телевидения на детей, ее отчет (Television and the Child, 1958) повлек за собой установление строго регулируемой, патерналистской культуры «детского» вещания, тщательный расчет сетки вещания согласно идеализированным представлениям взрослых о привычках детей - «сон для малышей» вечером, строго ограниченная реклама на новых независимых каналах и внушающие доверие, родительские” образы ведущих телепередач и т.д. 

Пока довольно робки и не систематичны у нас и попытки оценить влияние все проникающей западной культуры на умы подрастающего поколения. Возьмем, для примера, небольшое исследование о влиянии западных мультфильмов на сознание российского ребенка, проведенное по заказу канала «Культура». Мы привыкли считать, что через сказки формируется отношение ребенка к добру и злу. Маленький человек почти всю информацию воспринимает в виду образов. Из них, как из кубиков, он строит образ будущего мира. И главным в нем является образ матери, женщины. Девочки формируют по нему прообраз сексуального поведения в будущем. У мальчиков формируется некая матрица, по которой он в дальнейшем бессознательно стремится к выбору будущей жены. Исследователи взяли около тысячи популярных сегодня у нас мультфильмов. Выбрали из них основные эпизоды,, характеризующие поведение героев. И показали все это детским психологам. Психологи дали вердикт, что систематический просмотр таких мультфильмов ведет к… угасанию рода. А как иначе, если там высмеиваются те черты, которые принято было спокон веков культивировать российской культурой: целомудрие, застенчивость, бескорыстие. И наоборот, в фильмах воспевается то, чего ранее принято было стыдиться: изворотливость, хитрость, жестокость, наглость. Если разбирать отдельные элементы, то исследователи обратили, например, внимание на лицо героини - искусственное, с гипертрофированными чертами, и повторяющееся из мультфильма в мультфильм. Лицо, которого в жизни просто не может быть. Подрастая, девушки будут стремиться к этому «идеалу», а мальчики искать то, чего не может быть. Причем, героини не просто на одно лицо, они говорят одинаковые слова, одинаково одеты, одинаково мыслят. Таким способом создается матрица новой красоты – подменой ее уродством. Но и это еще не все. Главная героиня, которую мы привыкли считать красивой и доброй, по замыслу автора вдруг начинает приобретать странные, нелогичные и не присущие женщине черты. Она может откровенно грубить, быть жестокосердной, драться лучше мужчины и т.д. Вот так, незаметно происходит обработка сознания целого поколения.

Мульфильмы, которым мы привыкли доверять, нельзя разрешать смотреть детям (по крайней мере без пояснений взрослых). Ник Маркс, основатель Центра Благополучия, Фонда Новой Экономики (NEF), приводит в одной из своих статей пример истории, которыми большинство современных популярных фильмов потчуют зрителей. В основном, они о будущем человечества. И речь там идет об апокалипсисе и кошмаре. Ник приводит пример экологического движения, сосредоточенного, в первую очередь, на проблемах, а не на решениях. И отмечает, что использование страха для привлечения внимания ведет к реакции «замораживания или бегства» в аудитории – отвернуться от вопросов, чувству беспомощности, оцепенение и ощущение неизбежности будущих состояний.

Очевидно, что средства массовой информации должны в большей степени осознавать свою воспитательную роль и быть готовыми к использованию своих полномочий для формирования здорового мировоззрения  и  поведения у детей. Теперь посмотрим на другой аспект темы «культура и творчество». Большинство родителей, чувствуя себя обязанными помочь своему ребенку овладеть практическими знаниями, нанимают сегодня репетиторов по английскому и математике, отдают ребенка в спортивные секции. Это и понятно: современная жизнь такова, что искусство вообще и, например, музыка занимают далеко не первое место. Значительно более важной, с точки зрения родителей, является возможность получить профессию, способную в дальнейшем прокормить ребенка и его семью. Поколения, жившие до нас, относились к творческому развитию детей более серьезно. В дворянских семьях обязательно давали детям музыкальное воспитание, учили пению, игре на инструментах, рисованию, танцам. В советское время сложилась система музыкальных школ, попасть в них мог не каждый ребенок. Чтобы удостоиться этой чести, следовало сдать вступительный экзамен. По результатам экзамена строгие преподаватели определяли, имеет ли претендент способности к музыке, стоит ли тратить время на его обучение.

Ребенок, чьим музыкальным воспитанием занимались с раннего детства, чуть позже, примерно в средних классах общеобразовательной школы, начинал удивлять своих родителей блестящими математическими способностями. Это вполне закономерно: именно музыка способствует развитию образного мышления и пространственного воображения, а ведь эти категории необходимы для того, чтобы понять геометрию и алгебру. Не стоит удивляться и тому, что воспитанник музыкальной школы, достигнув возраста 14–15 лет, начинает писать стихи, причем глубоко эмоциональные и тонкие. Музыкальное воспитание оказывает огромное влияние на развитие грамотности ребенка. Игра на музыкальном инструменте выполняет еще одну важную функцию: развивает и укрепляет координацию слуха и моторики рук. Все это способствует развитию грамотности и выработке красивого почерка. Влияние музыкального воспитания на формирование характера ребенка бесспорно. Ребенок, занимающийся, помимо школьных заданий, еще и музыкой, привыкает планировать свое время по минутам, и в результате успевает сделать гораздо больше, чем его сверстники, имеющие больше свободного времени. Поэтому в Японии, например, игра на музыкальных инструментах – непременно входит в обязательную программу обучения.

А теперь посмотрим на тему с другой стороны. Закончилось детство, ребенок больше не участвует в концертах. Занятия в кружках развили его физически или художественно, но…далее этот ребенок никому не нужен. Нет преемственности, не ставится даже такой задачи - трансформировать способности ребенка таким образом, чтобы помочь ему приспособиться к будущей жизни в дальнейшем. Стоит ли обижаться на то, что родители выбирают урок английского, потому что он «ближе к жизни».

То же самое происходит и с талантливыми детьми, о которых мы часто слышим и видим их на наших экранах. Что мы замечаем: закончилось их детство, к таким детям потерян интерес.

Так что же нам делать в такой ситуации. Очевидно, что основная наша задача перед детьми – помочь им научиться быть благополучными. Благополучие в нашем случае – это реализация ребенком своего уникального потенциала посредством физического, эмоционального, интеллектуального и духовного развития во взаимоотношениях с самим собой и окружающими и миром.

И тогда получается, что важнейшая составляющая благополучия – самовыражение ребенка. Через творчество, прежде всего.  Отсюда появляется задача – родителям и школе надо создавать условия для многообразия возможностей детского творчества. Нужно помочь ребенку найти свой путь для самовыражения. И закрепив свой первый успех, поверив в себя и свои возможности, ребенок, став взрослым, сумеет найти путь для проявления себя во внешнем мире. Взрослые могут выступать в качестве катализаторов, чтобы помогать создавать различные условия на благо детей. Но никак не судьями того, способен ребенок или нет.

Тем не менее, сегодня наше правительство по-прежнему идет по пути выделения талантливых и одаренных детей для дополнительной работы с ними. В то время как множество современных педагогических теорий на западе сходятся на той точке зрения, что все дети талантливы от природы. По замыслу природы каждый ребенок уникален, и каждый ребенок имеет право, чтобы эта уникальность признавалась. Им кажется очевидным, что нужно уделять особое внимание индивидуальным процессам обучения, общения и развития ребенка. Именно эти «внутренние различия» - то, как ребенок уникально формирует свое восприятие и понимание – зачастую не очевидны. Уважение к этим внутренним различиям лежит в основе видения, в центре которого находится обучение и индивидуальный учащийся. Все мы хотим, чтобы нас признавали за то, чем мы являемся, и не судили за то, кем мы не являемся.

Несколько лет назад компьютерному ученому Сугата Митра пришла в голову идея. Что произойдет, если он предоставит бедным детям бесплатный, неограниченный доступ к компьютерам и Интернету? Митра запустил эксперимент, который получил название «отверстие в стене». Митра руководит исследованиями и разработкой в ведущей компании компьютерного программного обеспечения в Нью-Дели. Митра решил поместить высокоскоростной компьютер в стене, которая отделяет его офис от бедного района, подключить его к Интернету и понаблюдать, кто, если такие найдутся, может использовать его. К его восхищению любопытных детей немедленно привлекла эта странная новая машина. «За несколько минут дети разобрались, как наводить и щелкать. К концу дня они уже искали и просматривали информацию. При наличии доступа и возможности» - замечает Митра, - «дети быстро учатся основам компьютерной грамотности». После успеха первого отверстия в стене Митра повторил свой уникальный эксперимент в других условиях, каждый раз с тем же результатом. За несколько часов и без инструкций дети начинали искать информацию в сети, приобретая информацию, знания и уверенность.

Все дети способны. И развить способности, которые уже есть в ребенке, - главная задача родителя и школы. И как сопутствующая цель – обучение ребенка способности к выстраиванию отношений в детском сообществе, общению, формированию соответствующей внутренней культуры. Необходимо развивать и продвигать культуру уверенности, инициативы и предпринимательства, основываясь на глубоком убеждении в том, что каждый человек способен осуществить «позитивные изменения» в своей жизни и жизни окружающих.

Важно культивировать ценности коллективной работы и формирования партнёрств с целью  достижения общих целей, а также поощрять все формы партнёрств на местном уровне.

Все это позволит создать базу для конкурентного преимущества в будущем. Напомню, что в будущем конкуренция обострится не за природные ресурсы, а за качественный человеческий капитал. К конкурентному преимуществу невозможно подготовить, не участвуя в этих процессах. Надо ли говорить, что на этом этапе роль институтов культуры только возрастает. Возможно, важно не столько подготовить пианиста, а сделать так, чтобы талант стал ему подмогой в будущем. Значит, нужно помогать ребенку самовыражаться. Чтобы став старше, он не оказался заложником спроса в обществе. Тем более что в быстро меняющемся мире спрос меняется быстро и нужно многое успеть. Вернемся на мгновение к нашим музыкальным школам… За рубежом, например, уже есть музыкальные школы, где готовят к игре сразу на нескольких инструментах. Возможно, стоит наши школы оставить, как уникальное наше изобретение, но вместе с тем создавать и новые структуры, учитывающие новые тенденции и особенности.

Даже игры и технологии можно подчинить этой цели. Привожу пример из практики зарубежных фондов. Фонд Эванса во Франции оказал поддержку разработке Берфедар, представляющему собой удивительную, новую коллективную настольную игру. Это продукт партнерских отношений между Университетом Мира и Фондом Эванса. Игра поощряет конструктивное общение и чувство сопричастности в группе. Она также помогает развить полезные социальные навыки для предотвращения насилия и положительного разрешения конфликтов. Эти цели осуществляются через забавные упражнения, направленные на лучшее понимание себя и других, развитие самоуважения, поощрения творческого выражения и выражения и управления эмоциями, слушания, сотрудничества и т.д. Предлагаются 250 активных и интерактивных заданий: пантомима, рисование, игры со словами, письмо, движение, пение и т.д. их цель – создать стимулирующую, приятную игровую атмосферу через использование различных средств выражения. Но эта игра – не только развлечение вследствие своего разнообразия; это также возможность для каждого проявить свои особенные таланты таким образом, чтобы игроки объединяли ресурсы для успешного выполнения заданий.

Но все это зависит в первую очередь, повторяю, от воли и большого желания родителей. Кто первый развивает ребенка? Родители. Это их задача - узнать, увидеть, почувствовать в ребенке то, что поможет ему развиваться дальше. Так и хочется привести здесь в пример книгу Ричарда Флориды «Креативный класс: профессии, которые меняют будущее», вот уже с течение нескольких лет являющейся бестселлером в стане родителей, действительно думающих о будущем. В этой книге говорится о появлении нового общественного класса – креативных людей. С формированием этого класса, объединяющего 38 миллионов представителей (более 30% рабочей силы США), связаны глубокие и значительные перемены в наших привычках и методах работы, ценностях и стремлениях, а также в самой структуре нашей повседневной жизни. Подобно другим классам, новый класс выделяется на базе экономики. Если для феодальной аристократии источником власти и классовой идентичности служил наследственный контроль над землей и населением, а для буржуазии - присущие ее представителям "роли" коммерсантов и фабрикантов, то особенности креативного класса определены творческой функцией его членов. Поскольку креативность - это движущая сила экономического развития, креативный класс к настоящему времени занял в обществе доминирующее положение.

Радикальное отличие между креативным и другими классами заключается в том, за что они получают свои деньги. Представителям рабочего и обслуживающего класса платят, главным образом, за выполнение работы согласно плану, тогда как креативный класс зарабатывает деньги, проектируя и создавая что-то новое, и делает это с большей степенью автономии и гибкости, чем два другие класса. В течение XX века креативный класс вырос в десять с лишним раз, с трех миллионов человек до сегодняшнего уровня; только с 1980 года его численность более чем удвоилась. Приблизительно 15 миллионов специалистов, более 12% рабочей силы США, принадлежит к его суперкреативному ядру. Сегодня в США креативный класс численно превосходит традиционный рабочий класс, объединяющий тех, кто работает на производстве, в строительстве или на транспорте». Так что, возможно, одного английского языка для спасения будущего своего ребенка окажется мало!

После родителей ребенка должна бы учить, развивать, воспитывать и готовить к жизни школа. Выше мы уже упоминали о том, что влияние школы на ребенка в современных условиях не стоит преувеличивать. На ребенка значительное влияние оказывают еще и среды. И тот момент, что школа не является уже единственным источником знаний, неоспорим. Как и тот момент, что школа все реже выполняет свою воспитательную и духовную функцию.

Как отмечают современные философы на западе, школы все еще работают во многих случаях по пути заводов – обрабатывая учащихся партиями, с установленной скоростью, при этом содержание (знания) разделены на отдельные категории (предметы), адресованные только тем, которым они определены. Чтобы образование начало следовать способностям, интересам и требованиям учащихся на протяжении всей их жизни, надо учителям и родителям увидеть, к чему больше всего стремятся дети, хвалить их за то, кем они являются, а не судить за то, кем или чем они не являются.

Огромное количество данных предполагает, что наши мысли влияют на то, как мы учимся, но точно также влияют и наши организмы, и наши чувства. Однако когда ученые США спрашивали детей, где у них происходит обучение, дети показывали на свои головы, и называли главный предполагаемый путь обучения – через познавательные способности: понимание и рациональность.

Западные современные педагогические теории и течения ставят одним из важных условий воспитание у ребенка ощущение собственных возможностей и самостоятельности. Считается, что обучение способности правильно действовать в отношении своего индивидуального и коллективного опыта, является главной целью образования во всех его формах во многих дисциплинах, культурах и средах.

Современные теории учитывают стремление ребенка к взаимодействию, общению и развитию отношений с другими – сверстниками, а также моделями для подражания и наставниками. Настаивают на поддержании многообразной творческой способности детей как учащихся, как участников процесса общения, как решающих проблемы. Результат образовательного процесса – это реализация своего уникального потенциала через физическое, эмоциональное, умственное и духовное развитие в отношении себя, других и среды.

Духовность стала сегодня ассоциироваться непосредственно с различными религиями мира, и в этой ассоциативной связи акцент делается на религиозных различиях, а не универсальности. Во многих культурах, в особенности на западе, религия считается частным делом, часто находящимся в конфликте с наукой и светским обществом. Поэтому важной тенденцией, затрагиваемой западными идеологами сегодня, является сближение некоторых концепций науки и духовности.

Третий аспект темы «культура и творчество» - развитие внутренней культуры ребенка. Сегодня мы тоже об этом мало думаем. А если и думаем, то в свете заложенных у старшего поколения «кодексов юных социалистов». Вот хорошо бы что-то такое «большое», «моральное» сейчас…

Газета The New York Times рассказывает о школе Blue School (вернее, о детском садике, если по-нашему — kindergarten classes). Корреспондент описывает, как группа пятилетних детей в школе выполняла задание: «Нарисуйте, как вы думаете про свой собственный мозг». Другая группа детей, тем временем, выполняла менее сложное задание: рисовала карту собственных эмоций, где они начинаются и где заканчиваются. У одной девочки, к примеру, «грусть» заканчивалась дома, со стаканом некой сладкой жижи в руке и с плюшевым медвежонком в охапке. А мальчик Майлс нарисовал битву между радостью и злостью, происходящую у него в сознании. «Злость сражается с радостью, но ее не пускает наружу силовое поле, — объясняет ребенок. — Радость свободно выходит через рот. А злость не может выйти, пока она не превратится в печаль». Вот как.

«Затея создателей школы, - сообщает корреспондент, - была в том, чтобы объединить практику дошкольного воспитания с последними пенками психологической и нейрофизиологической теории. Цель — адаптировать исследовательские инструменты к тому, что делается в классах». Детям рассказывают о том, как миндалевидное тело мозга порождает в них эмоции, а потом учат ставить все это под контроль на специальных медитациях (reflection). Адепты новой системы любят детей и доказывают, что сознательный контроль эмоций позволяет детям достичь больших успехов в обучении, а затем и в жизни.

Вопрос, конечно, дискуссионный: нужно это или нет, и если нужно - то насколько. Во всяком случае – это альтернатива обыкновенной муштре, на которой держится пока отечественная школа. Смысл здесь в том, что развитие личных функций включает в себя способность воспитать осознанность своих эмоций, способность различать их, понимать их причины и естественные циклы и то, как при необходимости ими можно управлять и трансформировать их. Это также предполагает расширение и углубление эмоционального диапазона человека. Во внутриличностном смысле развитие указывает на способность эффективно выражать чувства и потребности и привлекать других и договариваться с другими с проявлением взаимного уважения. Это также включает в себя сочувствие, прямо и косвенно выраженное, и способность смотреть с точки зрения других. Развитие эмоционального аспекта также подразумевает оценку мудрости сердца, которая может проявляться в виде сочувствия, внутренней интуиции, эмпатии и воображения.

Если ребенок узнает в раннем возрасте, что на самом деле существуют различные способы обдумывания, обработки своих эмоций, использования своих ощущений, содействия группе и различные пути роста и развития, он будет способен распознавать свои собственные уникальные пути и пути других.

Комментарии (0)